Привет! Меня зовут Ирина

BigFamily2016_649

Привет! Наконец-то я решила начать то, о чём давно мечтаю — писать о своём профессиональном опыте, о том, о чём постоянно, и даже иногда навязчиво, думаю — о работе в детских лагерях. Дело в том, что когда-то лагерь изменил мою жизнь. Девять лет назад я заразилась неизлечимым «вожатским вирусом» и с тех пор постоянно создаю программы отдыха для детей и подростков.
Сама я никогда не была в традиционном пионерском лагере. В Кишинёве, где я родилась, в постсоветсткое время не было таких возможностей. Однако у меня всё же был свой схожий с лагерным опыт. Мы с группой ездили на танцевальные фестивали, на которых представляли свою страну. И это был еще тот адреналин — командная работа, сцена, цель «выступить красиво», общение с детьми разных культур и национальностей. В тринадцать лет я уехала из дома, сменила 10 стран, 5 ВУЗов, 3 специальности, изучила 5 иностранных языков и обрела много настоящих друзей.

 

После окончания университета и нескольких практик в мировых компаниях, я сразу стала директором лагеря, хотя не имела представления о том, как это делали другие. Поэтому я начала работать так, как подсказывало мне сердце. Разрабатывая первые программы детских каникул, я старалась воссоздать в них самые яркие и важные моменты своей юности.

 

DEC_party_131016_166

 

Я приглашала в наш лагерь людей, которые сами когда-то перевернули моё восприятие мира. Michael Donovan, профессор по экономике и бизнесу из США прочитал кемперам курс по креативному решению задач. Профессор по Истории Искусств из Барселоны влюбил в искусство абсолютно весь лагерь. Когда он прочитал свою последнию в смене лекцию, весь лагерь, стоя, в течение десяти минут ему апплодировал.

 

Я решила, что у нас обязательно должна быть арт-мастерская, занятия по развитию лидерских качеств и личностному росту.

 

Мой будущий муж, впервые приехав в лагерь провести для ребят профессиональные дебаты, (мне очень хотелось подарить детям навык культурного спора и диалога), остался с нами на две недели. В конце смены он не мог успокоиться, замечая, какие сильные метаморфозы произошли с детьми: «Ты видела этого полноватого мальчика в очках, который стыдился всех в первый день? Ты видела, как он уверенно и зажигательно танцевал брейк-данс с девчатами в последний?» Выпускник Кембриджа и Сорбонны, сотрудник Всемирной Организации Здоровья, мой муж тоже подхватил “вожатский вирус” и променял многообещающий карьерный рост в международных организациях — написание пустых отчетов о потраченных иногда со смыслом, а иногда и нет, деньгах, — на создание живой и вдохновляющей атмосферы для детей. «Это единственное, что имеет смысл!» – сказал он.

 

Потом в лагере в буквальном смысле родились двое наших детей, которые являются постоянными и самыми юными резидентами во время каникул.

 

За годы работы в DEC CAMP мы стали неугомонными создателями детских программ. Видя, как каждая смена, в конце концов, оказывается отдельной маленькой жизнью, и размышляя о своем опыте, мы стали относится к каникулам, как к самому важному времени в жизни каждого ребёнка. Мы поняли, что от того, как мы построим нашу программу, с какими профессионалами их познакомим, может зависеть их будущее. А себе я наконец-то смогла признаться, что спустя девять лет работы, я могу позволить себе не только говорить о детском образовании, но и писать. И я очень надеюсь, что кому-то это будет также интересно, как и мне.

14074501_806676419433662_29009519_o

 

x

Заинтересованы? Дайте нам знать!

[contact-form-7 404 "Not Found"]
x